Статья просматривалась 740 раз(а)

8 comments for “Теория разбитых окон

  1. Инна Ослон
    21 мая 2012 at 23:51

    У многих эмигрантов просто не получается не смешивать. По моим наблюдениям, это те (или частично те), кто не страдает большим словарным запасом на родном языке.

    • Борис Тененбаум
      22 мая 2012 at 0:24

      Ох, Инна, не скажите … Никак не жалуясь на малый запас слов, с детьми я довольно часто говорю по-английски. Даже мы с женой, случается, беседуем на смеси «лэнгвиджей». Про работу так говорить удобнее, еще про какие-то вещи — быстрее.

      • Инна Ослон
        22 мая 2012 at 1:16

        Так я же сказала: «частично те». У Вас это может быть по другой причине, но есть люди, которые не знают, как сказать то же самое по-русски.

  2. Виктор Каган
    21 мая 2012 at 17:57

    Для такого рода наблюдений эксперименты вполне корректны. Да и на уровне здравого смысла предсказуемы. Вроде мамаши из нащих иммигрантов, говорящей ребёнку: «Будешь миксать слова — убью» — пример сильнее вербального запрета, а обещанная санкция не применяется, значит, можно.

    • Инна Ослон
      21 мая 2012 at 18:46

      По-моему, тут еще случай инфляции слов. Ясно, что мать не убьет. В таких ситуациях «не получишь мороженого» сильнее, чем «убью».

      • Виктор Каган
        21 мая 2012 at 19:30

        Да и мороженое получит — не сегодня, так завтра. Ну, будет миксать всюду, кроме как у мамы на глазах.Но главное — пример, санкционирующий миксание: «Деточка, юзать слова надо правильно — миксать нехорошо». И этого достаточно — даже без обещаемых санкций.

    • Борис Тененбаум
      21 мая 2012 at 20:00

      25 лет тому назад наша 10-летняя тогда дочь сказала нам нечто незабываемое: «Мама, папа, не миксайте лэнгвиджи …» 🙂

  3. Инна Ослон
    21 мая 2012 at 17:12

    Не могу судить о чистоте этих экспериментов, но личный опыт мне подсказывает, что это так.

Comments are closed.