Французы, американцы и русские. Такие разные мечтатели Бертолуччи

 В связи с обсуждением здесь в блогах «французов», я вспомнил свою старую кинорецензию, которую в конце я лишь чуть-чуть дополню.

            Смотрел фильм Бертолуччи «Мечтатели». В фильме три главных героя – двое французов (брат и сестра, близнецы) и один американец. Все трое  очень молоды, но французы – на год старше. Когда тебе 18-19, это может иметь некоторое небольшое значение. Действие происходит в Париже, в мае 1968 года. Помните это время? Все трое влюблены в кино, знают его наизусть и постоянно воспроизводят сцены из старых фильмов, в том числе фильмов 30-х годов. Они большую часть времени проводят в парижской квартире, лишь изредка выбираясь в синематеку или за едой. Париж между тем бурлит. Молодые люди в идее поддерживают этот молодежный бунт, но их главное внимание  занято все-таки кинематографом. Между тем и до них доносится ветер с улицы – в переносном и в буквальном смысле этого слова: булыжник демонстрантов разбивает окно их квартиры и слезоточивый газ, примененный полицейскими против студентов,  проникает в их квартиру. Постепенно намечаются противоречия в этой дружной компании. Французы целиком поддерживают демонстрантов, часто возбуждаемых откровенными леваками, кумиром которых является Мао. В квартире развешаны портреты Мао, а также стоит его небольшой бюст. Именно председателя Мао считает брат-француз лучшим в мире режиссером, вдохновившим своими книжками и идеями миллионы китайцев. «Нет, — поправляет его американец, —   не книжками, а одной книжкой». Здесь имеется ввиду знаменитый цитатник Мао. Идут также споры о войне во Вьетнаме, которая ведется американцами. И здесь американец занимает более взвешенную позицию, чем его, всего на один год старшие, французские друзья. Кризис окончательно разрешается, когда демонстранты начинают бросать в полицейских бутылки с зажигательной смесью. Французы включаются в это силовое противостояние с властями, а их американский друг покидает их, он против «коктейлей Молотова», он в большой степени за юридическое решение проблем, в том числе и социальных. Такова, на мой взгляд,  разница между европейцами, прошедшими путями многих революций, 1793, 1830, 1848, 1871 и других годов, и американцами, пережившими лишь одну революцию против английской королевской власти и одну гражданскую войну, но в целом оставшимися на позициях примата юрисдикции даже в самых сложных жизненных перепетиях, таких, например, как война во Вьетнаме или студенческие бунты 1968 года, в которых американские студенты выступали скорее сторонниками  личной свободы, свободы любви и наркотиков, чем активными борцами против силовых структур власти.

А где же русские? А русские — это все мы, пишущие и читающие эти строки. Ведь каких бы личных взглядов мы не придерживались и где бы мы сейчас ни жили, все мы — продукт русской, российской культуры. И никуда от этого не деться. И даже если мы что-то отрицаем в нашем прошлом, это часто бывает совершенно бесссмысленной попыткой освободиться от самого себя. Ничего не выйдет!

Share
Статья просматривалась 903 раз(а)