ВСЕ БЛИЖЕ ВЫБОРОВ РАСКАТЫ?

Часть первая: Отцы и дети

Грозы, дожди. Снег не только на Хермоне, но и на Мероне. Повеяло весной. Весной тринадцатого года, когда по графику должны пройти следующие выборы в Кнессет. Но пролетела первая ласточка, которая, не делает весны, но за ней потянулись и закружились в весеннем танце и другие.
Первой ласточкой грядущих выборов замелькал Ликуд, вернее, его нынешнее руководство, затеявшее, как бы ни с того, ни с сего, перевыборы партийной верхушки. Ма пит’ом — с чего бы вдруг? До выборов еще 13 месяцев, серьезных внутрипартийных разногласий нет, коалиция, сконструированная три года назад Шимоном Пересом, президентом нашим, достаточно прочна на вид и его, аполитичного по статусу, вполне устраивает… Да и не только на вид прочна. Демонстрирует, на деле, приличную внутреннюю гибкость. Если ее левое крыло во главе с Ацмаутом – отколком Аводы, возглавляемым вице-премьером Бараком недовольно какими-то планами или действиями коалиции, премьер Нетаньягу по старой-старой армейской привычке выполняет волю своего бывшего командира. Если недовольны либерманцы, то их вождь, поартачившись и, раздав жесткие заявления для пиара, тихо сдает премьеру свою позицию, внешне напоминая того же Бараку времен драпа из Ливана. Так что – полное торжество демократии, работа сдержек и противовесов, приводящих систему к динамическому балансу. И пока не скрежещут шестерни и натянуты приводы, вполне должно бы этой техники без капремонта на год хватить.
Канцелярия премьера, правда, упорно опровергает слухи о начале подготовки Ликуда к очередным досрочным выборам (на моей памяти израильского гражданина с 1995 г. плановых ни разу и не было). И понять канцеляристов можно, хотя они исходят из несколько наивной предпосылки, что кто раньше подготовится, у того больше шансов выиграть. Потому подготовку надо держать в секрете.
Секрет этот, разумеется, секрет Полишинеля, и вслед за флагманом коалиции зашевелилась и оппозиция. Прежде всего, это коснулось самой большой, по результатам прошлых выборов, парламентской фракции Кадима, отправленной волею президента, взвесившего со своей высокой колокольни все «за» и «против», в оппозицию. Хотя именно Кадима набрала на выборах максимум депутатских мандатов. Это, конечно, безумно обидно, особенно, если учесть, что партией Кадима руководит дама, а Перес выскочил в беспартийное президентство именно из Кадимы. Впрочем, в мире политики сюжет не самый редкий и не самый крутой. Рутина. Но для женского сердца…
И рок беззакония и неудач, постоянно преследующий эту партию, выкроенную Шароном на фоне разрушенных, дымящихся поселений Гуш-Катифа, из состава избранного в 2003 г. Кнессета: незаконный захват власти в Стране шесть лет назад кликой Ольмерта (*), неоднозначные, сомнительные результаты двух военных кампаний, проведенных правительством Ольмерта, коррумпированность высшего состава Кадимы, главной коалиционной партии в 2005-2009 гг, давшая рекордное количество следствий, судебных дел и приговоров членам правительства, включая самого премьера, пока что, находящегося под судом… Нынешняя возня кадимовского руководства, в оппозиции, направленная исключительно на срыв работы и падение правительства Нетаньягу, без выдвижения серьезных и общественно значимых инициатив, — все это с большой вероятностью должно привести партию, на лозунге которой начертаны пышные словеса «Национальная ответственность», к краху. Не говоря уже о том, что основатель партии Шарон собрал в Кадиме, в основном, представителей левого крыла Ликуда, партии, уже в то время не считавшейся правой (хотя и под образом Жаботинского), а правоцентристской, а также выходцев из левой Аводы. Не знаю, как насчет портрета Жаботинского, но при Ольмерте и, особенно, при Ливни, Кадима превратилась в партию левого толка, и конкурирует за электорат с осколком не только Аводы, но даже левоэкстремистского МЕРЕЦа. А, в принципе, Кадима более всего занята внутренними интригами: между Ливни и Мофазом за главенство в партии, которое, вместо идейно-политической борьбы за судьбы Израиля является подспудной борьбой восточного мужика, вояки, против европейки-эмансипэ, стоящей над ним. Кроме того, в руководстве партии идет, практически, открытая борьба между «свежими силами» и «старым истеблишментом». Первую силу ярче всего отражает Юлия Шамалова-Беркович, из «русской» алии, вторую – сама «принцесса» Ципи Ливни. В прессе периодически проскакивают яростные заявления Шамаловой, требующей от Ливни уйти в отставку. Не удивлюсь, если эти дамы как-нибудь сцепятся врукопашную…
После раскола Эхудом Бараком партии Авода (может, кто припомнит хоть какое-нибудь конструктивное дело «солдата №1», кроме спецназовских операций его отряда?) руководство в осколке ее перешло в руки Шели Яхимович. Не будучи поклонником ее политических и экономических взглядов, а, скорее, их противником, отдаю должное ее организаторским способностям и умению выражать свои идеи и намерения. Но и в Аводе идет борьба за власть, и опять – между пассионарным восточным мужчиной, бывшим главой этой партии Амиром Перецом и, как водится, оказавшейся выше его феминисткой-ашкеназкой.
Взбаламучивание политического водоема, спровоцированное руководством Ликуда, вызвало прибой, вынесший на берег некоторое пополнение политической колоды. Прежде всего, это намерение пойти в практическую политику Яира Лапида, телеведущего, наследственного журналиста, рожденного, как говорится, с золотой ложкой во рту в семье известного публициста, писателя и политика Томи (Йосефа) Лапида. (По уму, следовало бы, конечно, написать «зихроно ле-враха» или поставить соответствующую ивритскую аббревиатуру, ибо Лапида-старшего уже нет среди живых, но покойный был таким ярым богоборцем, что не хочется обижать его память религиозно-иудейскими ритуалиями). Лапид-папа был личностью яркой и противоречивой, с острым и циничным умом. Подростком попал в будапештское гетто. После войны, перебравшись в Израиль, участвовал в Войне за независимость, выучился на юриста и стал, со временем, одним из известнейших журналистов и телеведущих. В 1999-2006 гг был депутатом Кнессета от возглавляемой им партии Шинуй, главным императивом которой провозглашались антирелигиозность и отделение религии от государства. В последовательности папу Лапида упрекнуть трудно. Если Шинуй был в оппозиции к правительству Барака (1999-2001 гг) из-за включения в коалицию религиозных партий (а они ухитряются войти в любое правительство!), то во втором правительстве Шарона (2003-2004 гг) Шинуй, хоть и скандально, но сожительствовал с партией Яадут а-Тора. Потом вышел из правительства, и, хотя сам папа Лапид на словах демонстрировал вполне правые, т.е., некапитулянтские по отношению к арабам, взгляды, он поддерживал из оппозиции «правого-правого» Шарона в организации и осуществлении еврейского погрома в Гуш-Катифе и отдаче поселенческого анклава в Газе под плацдарм арабских террористов. Партия же Шинуй, как неоднократно случалось в израильской политике, поднявшись на выборах 2003 г. на богоборческой риторике до третьей по числу мандатов, через два года благополучно развалилась.
Лапид же младший успел, пока что, проявить себя лишь красавцем-мужчиной с телеэкрана. Впрочем, опыт электорального республиканства показывает, что на электорате, приученном к агрессивной рекламе, на промывании мозгов воспеванием недоказуемых достоинств, в сочетании с неординарной, необязательно даже – привлекательной, внешностью, дает мощные результаты. Пример? Массовое голосование наших американских собратьев за Хусейна Обаму, главная реклама которого состояла в тезисе «Ребята, у нас еще никогда не было президента-афроамериканца, так давайте выберем!» И выбирали, как сумку или сапоги – лишь за цвет кожи! Более того, как захолустные марк-твеновские жители, обманутые «Королевским жирафом», они готовы прийти на представление вновь, но главное – притащить тех, кто его не видел, чтобы и тех надули мошенники «король» с «герцогом».
Потому считается, что Лапид-младший, еще не объявивший официально, ни об участии в политике, ни о форме вхождения в нее, ни, тем более, о своих политических взглядах, идеях и намерениях, если таковые вообще у него имеются, «весит» по данным разных опросов, от пяти до 15-20 мандатов! И – да здравствует демократия, самая лучшая из плохих форм правления (приписывается У.Черчиллю)! (Впрочем, напомню, что лично я считаю демократию не формой правления, а состоянием общества). Во всяком случае, эти мандаты, скорее всего, находятся в левой части электорального спектра, и появление Лапида, по идее, должно попортить кровь лично Ливни и Яхимович, убавить электоральный вес левых партий, усилить грызню между ними. Хотя, есть малоубедительные предсказания о том, что красавчик Яир может войти в какую-либо из существующих партий (называют даже либермановскую НДИ) и подымет ее электоральный вес. В общем, надо ждать развития событий.
Еще одним эпизодом из сценария подготовки новых выборов стало намерение баллотироваться в депутаты Кнессета от партии Авода ее, можно сказать, ветерана Ноама Шалита, отца солдата. Папа Шалит проявил свои недюжинные организаторские способности в деле вызволения своего мальчика из хамасовского плена, тем и знаменит. Существует масса анекдотов и рассказов про «аидише маме», не знающей преград. Ноам, хоть, он, как мне кажется, сефард, но вел себя как фуриозная аидише маме, не жалеющаяя ничего и никого ради своего ребенка. Любой ценой! Пусть, хоть волей вольной для тысячи террористов, большинство из которых с еврейской кровью на руках! А, может, как случается, мужчина Ноам просто был мощным усилителем желаний аидише маме Гилада, супруги своей? Но это, не суть важно.
Могу только повторить, что деятель Ноам Шалит могучий. Непомерно. Доказано и проверено экспериментально.
Прошедший год, если и не вывел на политическую орбиту, то, по крайней мере, подвел к стартовой площадке несколько новых «звед», «старлеток» политики, среди которых, в первую очередь, активисты-палаточники. Не удивлюсь, если в ближайшие недели какую-нибудь Дафну Лиф включат в кандидатский список какой-нибудь левой партии или даже забронируют ей проходное место…
Но дело в том, что появление новых лиц, неизбежное для любого живого политического процесса, в наших сегодняшних условиях может привести, главным образом, к «черному переделу» мандатов левого электората. За последние три года, и особенно, за 2011-й, иранская угроза приняла такие реальные очертания, что даже обеспокоила значительную часть прогрессивного человечества. Одновременно, расшатываются, а то и, разрушаются режимы квазиевропейского образца в арабских странах нашего региона путем экспорта «революций». И на смену им приходят общественные силы, открыто проповедующие джихад и участвующие в нем. И это сдвинуло общее настроение нашего общества вправо, хотя его вовсю толкали влево в экономической области. Но пока Израилю лучше других удается справляться с экономическим кризисом, и деятельность Лиф и Ко в глазах общества, в целом, выглядит лишь дурным и неуместным маскарадом.
Так, все-таки, почему стоящие у власти начали готовиться к досрочным выборам? Что творится в правой части нашего политического спектра? Попробуем разобраться через неделю.
До встречи!

Иегуда Ерушалми.

Иерусалим.
15.01.12

(*) Вице-премьер Ольмерт стал и.о. главы правительства в январе 2006 г. на основании медицинского заключения, гласившего, что глава правительства Шарон «временно нетрудоспособен». Если бы нетрудоспособность Шарона была диагностирована правильно, то правительство должно было бы перейти в руки Ликуда, избранниками-депутатами от которого на момент формирования этого правительства в 2003 г. были Шарон, Ольмерт, Ливни и пр. перебежчики в Кадиму. Сохранив власть, Кадима использовала к своей выгоде административный ресурс на выборах 2006 г., победных для нее. А виною всему — очевидная сегодня медицинская «ошибка».

Share
Статья просматривалась 595 раз(а)