Елена Аксельрод ЛИФТЕР

ЛИФТЕР

Ушанка, беретка,
Жилец за жильцом.
Возносится клетка –
И вниз, и в проем.
Глядит безразлично
Очкарик-лифтер,
Кивает привычно,
И вновь его взор
Уходит куда-то
От шахты, от нас –-
В провал – без возврата,
В недвижность, в Отказ…
Кабина повисла
В пространстве глухом,
И нет больше смысла
Вздыхать о былом.
Оборвана фраза,
Защелкнута дверь.
Какого отказа
Бояться теперь?
Державная милость
Теперь не нужна.
Судьба надломилась,
В душе тишина,
Как в доме усталом,
Где ночью лифтер
С бездонным провалом
Ведет разговор,
Где, Храма не зная,
Он Бога зовет,
Где клетка сквозная
Плывет в небосвод.
Веками отлитый,
Взмывает псалом.
И в ритме молитвы
Качается дом.
1984

ТАНЦЫ В ТВЕРИИ

Официанты меж столов снуют.
Сменилось танго модною ламбадой.
С диванов живо старики встают.
Юнцы косятся с легкою досадой.

Какая слаженность! Какая стать!
Спроворили с того вернуться света.
Но где их обучали танцевать –
На зимних пересылках или в гетто?

Отель прибрежный. Бархат и парча.
Седой Давид склоняется пред Номи.
А у нее рукав скользнул с плеча,
И обнажился вросший в тело номер.

Усердно отбивают свой чарльстон,
Не думая о прошлом и грядущем.
В багровых водах тонет небосклон,
А ритм все чаще, а забвенье гуще.

Неужто, чтобы жить одним лишь днем,
Забыв про все предчувствия и страхи,
Пройти по снегу надо босиком
Меж двух штыков к невыдуманной плахе?
1994

Share
Статья просматривалась 596 раз(а)