Лорина Дымова. «Сорок лет спустя»

                     

Они прожили вместе почти сорок лет, а я этого не знала и пришла к ним в гости. Я просто не сообразила спросить. Теперь-то я умная и перед тем, как принять приглашение, начинаю задавать наводящие вопросы, а все думают, что я просто такая вежливая и интересуюсь их жизнью.

— Познакомьтесь, это Витя, — сказала Лиля, когда мы вошли в комнату.

— Виктор, — сухо поправил ее муж.

— А это – Тася, — все таким же праздничным голосом сказала Лиля.

— У Таси наверное есть и настоящее имя, а не только кличка? – ворчливо поинтересовался Витя, то есть Виктор, обращаясь к жене.

Я опешила и заморгала глазами, не зная, что сказать.

— Витя, перестань, — жалобно попросила жена, не оставляя надежды превратить нашу встречу в праздник.

— Меня зовут Наталья, — все-таки сказала я, понимая, что обижаться не надо, что они просто выясняют отношения, а я тут ни при чем. 

— Очень приятно, — произнес Виктор и посмотрел на жену долгим ледяным взглядом.

Лиля потупилась и поникла, но тут же встрепенулась и защебетала:

— А сейчас будем обедать. У меня такой борщ! Объеденье!

Муж хмыкнул и криво усмехнулся.

Лиля вспыхнула.

— У меня, между прочим, когда мы жили в  Запорожье, рецепт борща списывала вся улица!

— Интересно, кто это «вся улица»? – ехидно осведомился Виктор. – Маша-Даша?

— А Зайцевы? А Менделевичи?! – возмущению Лили не было предела. 

— Менделевичи вообще были деликатные люди и говорили только приятные вещи.

— А Берковская?!

— Ну, она соврет – недорого возьмет. Ты и сама знаешь, какая она лгунья.

— Ты хочешь сказать, что и я лгунья?! – голос Лили, взметнувшись в верхний регистр,  дрогнул, и я испугалась, что она сейчас расплачется.

— Я хочу сказать только то, что я сказал, — сухо проговорил Виктор и уткнулся в газету, давая понять, что разговор окончен.

В комнате повисла тяжелая тишина, я боялась посмотреть на Лилю, а она мяла в руках скатерть и не знала, что делать.

— Давайте я вам помогу? – неуверенно предложила я и первая пошла на кухню.

— Он сегодня не в духе… — оправдывающимся тоном заговорила Лиля, как только мы оказались одни. – С начальником поругался… Боится, что его отправят на пенсию… А так он ничего…

— Не беспокойтесь, Лиля, — заторопилась я. — В семейной жизни всякое бывает…

Я забыла все слова, которые говорятся в утешение.

Она беспомощно улыбнулась и, неожиданно всхлипнув, уткнулась лбом в мое плечо.

— Ну-ну, — зашептала я, — не надо, не надо… бывает…

Борщ был, действительно, отменный. Однако хозяин дома, попробовав, скривился и демонстративно отодвинул тарелку. Он многозначительно посмотрел на меня, дескать, а я что говорил?

Я почувствовала, что ненавижу его.

— Вкусно! – с вызовом сказала я. – Давно ничего подобного не ела! Лиля, рецепт!

Виктор бросил на меня иронический взгляд: мол, и вам тоже приходится притворяться?

— Какой аромат!!! – настаивала я, злорадно улыбаясь ему прямо в лицо. – Лиля, это грибы?

— Баклажаны, — она благодарно на меня посмотрела. – Это они придают борщу такой запах.

— Божественно! Завтра сварю такой же!

Хозяин дома, с грохотом отодвинулся от стола, встал и, буркнув «благодарствую», направился в другую комнату.

— Витя! – в отчаянии крикнула Лиля мужу вслед. – А рыба?

— Сыт по горло, — ответил муж, но, вспомнив, что у них сегодня гостья, притормозил и, взглянув на меня, учтиво склонил голову:

— Всего хорошего. Приятно было познакомиться.

И исчез за дверью.

Лиля посмотрела на меня и заплакала.

— Ничего страшного, Лилечка, ничего страшного, — забормотала я. – Просто вы устали друг от друга.

— Устали… — всхлипнула она. —    невыносимо устали… За сорок-то лет… Ведь он хороший человек…

— И вы хороший человек, — сказала я, — очень хороший.

Я шла по весенней звенящей улице, и навстречу мне шли не мужья и не жены, а просто прохожие, и было видно, как они радуются солнцу, высокому небу и воробьям, сошедшим с ума от хмельного апреля.

Друзья мои! И не только друзья, но и знакомые, и те, с кем я еще познакомлюсь, а может быть даже и подружусь!

Не приглашайте меня в гости!

Мне так хочется думать, что все вокруг счастливы.

Share
Статья просматривалась 789 раз(а)

12 comments for “Лорина Дымова. «Сорок лет спустя»

  1. Инна Ослон
    13 декабря 2011 at 18:04

    Ничего страшного.

  2. Елена Тамаркина
    12 декабря 2011 at 19:13

    Присоединяюсь к тем, кому понравился рассказ.
    Мысли так и зароились в голове на …заданную тему, а она — непроста…
    Спасибо, Лорина!

    • 12 декабря 2011 at 19:20

      Тема настолько больная чуть ли не для каждого, что только тронь… Спасибо, Елена.

      • Ефим Левертов
        13 декабря 2011 at 19:10

        Здесь хочется напомнить, что наша дорогая Лорина — автор иронических стихов, а также я подозреваю, что и иронических рассказов. Это, мне кажется, надо тоже иметь ввиду.
        Однако, 40 лет — это многовато. За это время ко всему можно привыкнуть и интерпретировать по своему. Я помню своего тестя, он тоже любил вставить словечко, и я объяснял теще, что это его форма участия в жизни.
        Я думаю, что здесь было бы достаточно и 20 лет.

        • 13 декабря 2011 at 19:42

          Нет, Ефим, описан визит как раз в семью с таким стажем. Когда отношения становятся таковыми через 20 лет, еще не поздно развестись, что люди и делают.

  3. Марк Фукс
    12 декабря 2011 at 9:39

    Лорина!
    Я постоянно Вас читаю и получаю удовольствие от общения.
    В гости, между нами, друзей приглашем, без всякой опаски, но по схеме:
    » Вот ключи, на холодильнике замка нет, у каждого из телевизоров свой пульт, не путать, мы побежали на работу. Счастливо!»
    М.Ф.

  4. Ефим Левертов
    12 декабря 2011 at 8:13

    Рассказ отличный и очень характерный (ударение на второе «а»), но здесь я хочу отвлечься от сюжета и обратиться к нашей коллеге Инне. Надеюсь, что Вы, Лорина, не обидитесь, мы ведь в свободной беседе и можем «мчать, болтая, будто бы весна». Инна, вспомните, пожалуйста, рецепт борща, который Вы давали американской паре в поезде. Муж (в этой паре) жил когда-то в Израиле и был знаком с Хомским. Он еще спросил у Вас, обязательно ли к борщу подавать водку?

    • Инна Ослон
      12 декабря 2011 at 15:07

      Я попробую добавлять баклажаны — и, может быть, его видоизменю. Вчера как раз купила огромную банку.

      Тут мысли не о рецепте борща приходят в голову, а о рецептах благополучной семейной жизни — а я их не знаю, да и не создана для пожизненного брака.

      • 12 декабря 2011 at 16:49

        Инна, Марк, Ефим, спасибо!

      • Ефим Левертов
        12 декабря 2011 at 19:33

        Э нет, дорогая Инна, сварить борщ из банки — это и в Африке можно. А где же рецепт настоящего украинского борща? Придется мне подключить здесь другую американку:

        Carol V. Davis. Годы сытые и годы тощие
        Хотя еще рано,
        однако непривычные овощи
        и ворчание пустого желудка будят.
        Я иду вниз по аллее,
        а в городе уже властвует жара.
        Я покупаю цыплячьи грудки.
        Мои красивые руки (пальцы невозможно длинны)
        слишком слабы для усилий,
        чтобы почистить эти розовые тельца,
        весящие половину фунта, для обеда.
        В эти часы в детстве я ела суп.
        Это были горшки горячего борща —
        несмотря на жару середины августа.
        Я помню лавровый лист на дне тарелки,
        и голубцы, эти маленькие голуби,
        завернутые в крылья капустных листов,
        наполненных мягким рисом в томате.
        Позже я променяла тушеные овощи
        иммигрантской кухни, на другие, сырые,
        разных сортов и цветов. Я восприняла это изменение
        с верностью новообращенного.
        В Америке в пище больше красоты, чем пользы.
        Потом я перестала говорить на идиш,
        и стала, как американцы,
        пить молоко три раза в неделю.

        • Инна Ослон
          12 декабря 2011 at 20:20

          Какой борщ из банки?! Я купила банку баклажанной пасты.
          Кстати, я выросла в очень борщевом месте, и в нашей семье ели борщ через день.

          • Ефим Левертов
            13 декабря 2011 at 17:41

            Извините, пожалуйста, Инна. Я что-то напутал.

Comments are closed.