Блог Виктора (Бруклайн)

Татьяна Вольтская. А чего ты хотела..?

А чего ты хотела – чтоб тебя называли святой, Чтоб с тебя алфавит начинался – с заглавной, витой, Под незримой фатой, чтоб внимали тебе, не коробясь? Нет, ты будешь беззвучным кружком, упраздненной фитой С пояском архаичным. Завозится, как понятой, Сквознячок…

Михаил Юдовский. Как тяжел фиолетовый воздух!

Как тяжел фиолетовый воздух! Но сквозь мрачную твердь декабрей проступает небесное – в звездах и оранжевый рой фонарей. Эти мошки мигают спросонья, окружаясь зевотою тьмы и боясь заглядеться в бездонье подступающей к горлу зимы. Как легко, как беспечно, как гордо…

Александр Габриэль. Кино

До встречи, недостигнутое дно! Подаренное — пущено на ветер. Что наша жизнь? Скорей всего, кино, важнейшее из всех искусств на свете. Туманна даль. Туманен (столь же) взор. Без Маргариты вновь томится Мастер… И голову ломает режиссёр, как сделать из артхауза…

Лев Лосев. Иосиф Бродский, или Ода на 1957 год

Хотелось бы поесть борща и что-то сделать сообща: пойти на улицу с плакатом, напиться, подписать протест, уехать прочь из этих мест и дверью хлопнуть. Да куда там. Не то что держат взаперти, а просто некуда идти: в кино ремонт, а…

Марина Гарбер. Стихотворения

Никогда не жалела, где бы я ни жила, коротая ночи, дни бесконечно для, что меня таранили вычурные слова, — с высоты полета — я — Ханаан, земля. Это мне однажды в офсетном гореть аду, я — что вор на выселках,…

Ирина Евса. Подборка стихотворений

Скоро и нас, говоришь, разведут по небесным квартирам? Незачем больше — стихи. Некому больше — воды. Лишняя утварь сдана. И пора б упокоиться с миром, если б не в тёмном углу мышье шуршанье звезды. Зряшны надежды твои на пиитов благой…

Марина Гарбер. Местоимения

Александру Кабанову Здесь окна, только приподнимешь тюль, горят тревожно, будто смотрят волки из леса, зеки так глядят из тюрь- мы – загород, окраина, задворки. Занесены деревья, крыши, кус- ты – пробуешь смахнуть снежок руками, и солнечный расчёсанный укус кровит над…

Елена Игнатова. Едва ли не с начала сентября…

Едва ли не с начала сентября на парки опускается заря, и чувствует озябнувший прохожий проникновенье осени в гортань, когда ее отстоенный янтарь надолго поселяется под кожей. Вся осень сгустком кажется одним, а воздух в ней — основа. Недвижим, вдыхается с…

Елена Игнатова. Едва ли не с начала сентября…

Едва ли не с начала сентября на парки опускается заря, и чувствует озябнувший прохожий проникновенье осени в гортань, когда ее отстоенный янтарь надолго поселяется под кожей. Вся осень сгустком кажется одним, а воздух в ней — основа. Недвижим, вдыхается с…

Петр Вайль. Стихи про меня

От автора «Быть может, все в жизни лишь средство для ярко-певучих стихов» — тезис несомненный. Но столь же убедительно и обратное: стихи — средство для жизни. Шире — литература вообще, просто поэзия легче запоминается, потому стихи, написанные и прочитанные на…

Александр Габриэль. Я временщик…

Я временщик, коль посмотреть извне; и сердце всё, как есть, принять готово. Как ни крути, оставшееся мне незначимей и мельче прожитого. Мне больше не войти в свои следы; всё чётче ощущаю что ни день я себя на ветке капелькой воды,…

Елена Игнатова. Воспоминания о Сергее Довлатове, Венедикте Ерофееве и др.

Елена Игнатова. Опасные знакомства (воспоминания о Сергее Довлатове) http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/04.html Елена Игнатова. Венедикт [Ерофеев] http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/01.html Елена Игнатова. Обернувшись… http://www.antho.net/library/ignatova/obernuvshis/08.html  

Иосиф Бродский. Пророчество

М.Б. [Марине Басмановой] Мы будем жить с тобой на берегу, отгородившись высоченной дамбой от континента, в небольшом кругу, сооруженном самодельной лампой. Мы будем в карты воевать с тобой и слушать, как безумствует прибой, покашливать, вздыхая неприметно, при слишком сильных дуновеньях…

Елена Игнатова. Грубо отесан и опоясан собор туфом узорным…

  Грубо отесан и опоясан собор туфом узорным. Мы из Армении сонной ехали к северу. Помню ее непреклонный камень, и ржавое солнце, и небо — в упор. Правду сказали: нашим красотам совсем с великолепием древним нельзя становиться и вровень, но…

Борис Херсонский. Три года странной войны

три года странной войны люди утомлены все дорожает все раздражает исчезает чувство вины шкура своя дорога бизнес в стане врага тревога свободно плавает ее не ввести в берега на выход с вещами ни выхода ни вещей мысли в душу впились…

Новогоднее стихотворение Михаила Юдовского

Завершив этот день, я спокойно ушел на ночлег в те края, где не чувствуешь боль от внезапных падений. Но к утру оказалось, что городом властвует снег, сделав скучную явь удивительней всех сновидений. Вспоминаю, как мальчиком, глядя на вьюгу в окне…

Андрей Битов. «Похожий» на еврея

Я борец за свободное употребление слова “еврей”. Сколько можно вздрагивать от этого обстоятельства? Я вспомнил Розанова, который написал, по-моему, еще в 1906 году в связи с какими-то манифестами в своих записочках: “Экая теперь забота для русского интеллигента, как бы еврея…

Борис Херсонский. Памяти Льва Лосева

Читаю Лосева – о крещеном еврее на леченом коне, читаю и понимаю – это он обо мне, о черном жидовском пальто, о граненом стакане в руке, о святом Николае, о паленой водке в шинке, о польском пане, о товарище старшине,…

Иоиф Бродский. Я всегда твердил, что судьба — игра…

Л. В. Лифшицу [Льву Лосеву] Я всегда твердил, что судьба — игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. За окном осина. Я любил немногих.…

Михаил Юдовский. Архимед был седовлас и сиракуз…

Архимед был седовлас и сиракуз, бегал по городу голым, возбуждая искус в согражданах и дюжине залетевших комет, которые, поджав хвосты, наблюдали, как Архимед, бегает по городу голым, вместо «здрасьте» приветствует встречных : «Эврика!» и думали: «Этот человек принадлежит к такой…

Леопольд Эпштейн. Время стоит неподвижно, а движемся – мы…

Время стоит неподвижно, а движемся – мы. Словно древесные соки во время зимы – Медленно движемся. Да, от рожденья до смерти Движемся через кусты, чтобы там, у черты, Сдать Провиденью свои путевые листы Так же, как их получили – в…

Елена Игнатова. В воздухе пахнет жильем…

В воздухе пахнет жильем. Пани Антося горбится за шитьем. Воздух иголкой ранен, холст пробит через край. Карий и золотой мальчик в ногах играет, и я говорю: «Голубь, к нам прилетай, нищему, голубь, подай!» Время проступит чернью на серебре, выйдешь умыться…

Борис Херсонский. Какой-нибудь барин чудной фаворит в отставке

какой-нибудь барин чудной фаворит в отставке открывал что в его владениях был древнерусский город писал в академию и по исторической справке начинал раскопки натыкался на серп и молот перекрещенные из бронзы шар земной весь в колосьях чуднЫе иконы то лысый…

Леопольд Эпштейн. ЧИТАЯ ,,МАЗДАК» МОРИСА СИМАШКО

Этой осенью в этой державе Трудно сердцу и страшно уму. И так сладко в отрыве от яви Щупать времени плотную тьму. Как персидский ковер жесткотканный, Как восточный немыслимый зной, Обучившийся жить пустяками Вдруг изведает холод сквозной. О роскошная спесь Византии…

Ирина Евса. Побив горшки с державой нелюбви…

Побив горшки с державой нелюбви, перемещаясь в край беззлобных янки, белугой в самолете не реви, нашаривая склянку валерьянки. Но – вовремя припомнив, что дана вторая жизнь, и всеми позвонками поймав ее вибрацию, — вина глотни, ну да, того, что с…

Дмитрий Быков. Оптимистическое

Бредя путем тернистым, каменистым по нашим потускневшим миражам, я был всегда упертым оптимистом и этим всех ужасно раздражал. Хороших новостей у нас не ценят. С утра в избытке счастья закричи: «Прекрасна жизнь!» — в ответ сквозь зубы цедят: действительно, зажрались…

Бахыт Кенжеев. Неслышно гаснет день убогий…

Неслышно гаснет день убогий, неслышно гаснет долгий год, Когда художник босоногий большой дорогою бредёт. Он утомлён, он просит чуда – ну хочешь я тебе спою, Спляшу, в ногах валяться буду – верни мне музыку мою. Там каждый год считался за…

Михаил Юдовский. Попутный ветер меня попутал…

Попутный ветер меня попутал. Потом опутал. Потом укутал в попутный ветер. Попутный ветер был очень странен. Но очень светел. Попутный ветер мне дул в лопатки. Толкал в лопатки. И, отпечатки на них оставив, обнял за плечи, сказав попутно: «Ты очень…

Марина Гарбер. Я родилась и вышла из широт…

Я родилась и вышла из широт, где невпопад коса идёт на камень, и память, словно бабкин огород, бессонно зарастает лопухами. Но помню звук, тот самый первый хруст (хоть, говорят, в начале было слово), у чьих-то ног осыпавшийся куст шуршал газетой…

Борис Чичибабин. Я на землю упал с неведомой звезды…

Я на землю упал с неведомой звезды, с приснившейся звезды на каменную землю, где, сколько б я ни жил, отроду не приемлю ни тяжести мирской, ни дружбы, ни вражды. Как с буднями, звезда, нездешним сердцем сжиться, коль тополи в снегу…

Леопольд Эпштейн. Неосязаемой любви необязательная сладость…

Неосязаемой любви Необязательная сладость: Ни отстранить, ни растравить — Как складывалось, так и сталось. Невосполнимо далека — На грани вымысла с закатом — Не то слеза, не то рука: Не увлеченье и не фатум. Ни объясниться, ни забыть. Как получалось,…

Александр Кабанов. Долго умирал Чингачгук…

Долго умирал Чингачгук: хороший индеец, волосы его — измолотый чёрный перец, тело его — пурпурный шафран Кашмира, а пенис его — табак, погасшая трубка мира. Он лежал на кухне, как будто приправа: слева — газовая плита, холодильник — справа, весь…

Дмитрий Быков. На самом деле мне нравилась только ты…

На самом деле мне нравилась только ты, мой идеал и мое мерило. Во всех моих женщинах были твои черты, и это с ними меня мирило. Пока ты там, покорна своим страстям, летаешь между Орсе и Прадо, — я, можно сказать, собрал тебя по частям. Звучит ужасно, но это правда. Одна…

Дмитрий Быков. От Матфея

Где вас трое во имени моем, Там и я с вами. Мало ли что можно делать втроем — Знаете сами! Втроем наливать, Втроем выпивать, Сначала любиться, а после ревновать. Двое крещеных, а один жид, Двое воруют, а один сторожит. Любо,…

Александр Габриэль. Ханс и Анна

Не очень тянет на статус клана семья обычная — Ханс и Анна, неприхотлива и безыдейна. Еда проста. Ни икры, ни мидий. Зато есть домик. Из окон виден всегда изменчивый профиль Рейна. Отцы да деды, все земледельцы. Работы — прорва. Куда…

Михаил Юдовский. Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен»…

Мне этот путь в небесах говорит: «Я – млечен, ты вечен». Обнимает за плечо, целует в глаза. «Ладно, – отвечаю. – Отмечен». Ну, что с них взять? Небеса… «У меня, – продолжает, – есть еще парочка зодиаков: Рыбы, Весы, Водолей…»…

Марина Гарбер. Какое скоротечное искусство…

Завтра мне 48, но так как добрые люди уже поздравляют меня в личке, вывешу, пожалуй, самое автопортретное стихотворение года, написанное то ли прошлой зимой, то ли весной, не помню, а стихи я не датирую. Когда нарцисстично начитывала его на телефон,…