Блог Артура Шоппингауэра

Блог Артура Шоппингауэра

Происшествие

Дорогой Ефим! Некоторое время был без Интернета. Теперь возвращаюсь к нашей беседе. Я вспомнил один удивительный случай…              В мае 1999 мы с женой катались по Европе на роскошном автобусе туристической фирмы «Gate — 1». В Париже в конце улицы,…

Моему читателю

За мелкие радости —  слава Создателю, за вешние грозы, клевер-траву, но за беседу – слава читателю, великодушному Левертову. Если ошибся я в ударении, покорно прошу Вас меня извинить: у гуглов сегодня опять несварение, их слава пустая уйдёт, отзвенит… Битвы с…

Танкетки — 2, палиндромы

веер вер евреев        ♦ сосо вор кровосос        ♦ надежда ад же дан        ♦ удар конокраду        ♦ не зело полезен        ♦ идолов володи        ♦ и лады рыдали        ♦ бгто от гб манекенам        ♦…

Танкетки — 3, анаграммы

е-сплетни плен сети        ♦ пророк ру прокурор        ♦ небосвод свободен        ♦ возлюби волю изб        ♦ стих тиран антихрист        ♦ на колу клоуна        ♦ костыли кислоты        ♦ спарили спирали        ♦ генома немога       …

Танкетки-1

10 лет тому поэт Алексей Верницкий изобрёл новую   литературную форму, названную им танкеткой по аналогии с известной краткой твёрдой формой – танка. Две строчки, 6 слогов (3 и 3 или 2 и 4), не боле 5 слов. Подробности здесь: http://26.netslova.ru/  Я начал…

Ранние стихи

К 60-летию Маяковского Эй, проснись, оглянись, удивись!                                 Руку, товарищ, здравствуй! Общий у нас, у поэтов, девиз: Работай, люби, странствуй. Любую работу работай так, Как-будто бы в день получки Судьёй не сиятельный медный пятак, А юнкер или поручик. Празднуй любови своей…

Анти — Тюринг

В лаборатории «Крайнего Знания» была обнаружена (случай помог) новая форма существования, маленький влажный и тёплый комок.       ………. Кибер по кличке Ракета Ришар* со скоростью света задачки решал. Поэтому Главный ему поручил, чтоб он слизняка хорошо проучил. — Видишь, Ракета,…

Исповедь

Я читаю чужие стихи,                                                          как считаю чужие грехи. Прозревая движения завязь, навострю я, как лезвие зависть, а по лезвию задом скользя, позавидуешь, злее нельзя. Потому и волнуются волны, что глубины спокойствия полны. ……………………………………… Но шепчу я неистово, страстно: Боже мой, как…

Всё моё отрочество

Всё моё отрочество –                                                            сплошное одиночество, волком выл, бывало, от тоски, строили модели ли, строем ли потели ли, или собирали чудо — колоски. Но в конце отрочества было мне пророчество, пионер-вожатая, первая любовь, говорит: года – деньки, не гадай, мой сладенький,…

Отпуск, отрывок из поэмы

Я был здоров, как чёрный Арчи… Там было солнце солнца ярче, Светлее день, а тень – тенистей, Вина видней, вино игристей. На раскалённых пляжах там Мой лучший бесконечный тайм. Плечо к плечу, висок к виску, Гоняем мячик по песку. И…

Мелодрама

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о поэте и поэте. Они друг друга страстно полюбили, и, разлучаясь, словно полубыли. Но на беду она была ревнива, сварлива, а подчас драчлива. Повсюду ей мерещились измены, серали, одалиски и гаремы. Её стихи…

Credo

                              А. С. Стихи, как перечень прав и обязанностей, призывов и лозунгов против и за, а если поэту это без надобности, ему поднесут целовать образа. По мне ни примеры, ни меры не скроены. я сам свой закройщик, портной и модель, а…

Анаграммы

                            А. Г. Что в имени твоём, мой Габриэль? Перебираю я, как чётки анаграммы, они — и музыка моя и гаммы. Вот первая, (из лёгких) ариэль. Потом сложнее: лира и ла бэль. Нам вволю браги, вам  аи да эль. Цветёт…

Вечеринка

На комоде не по моде                                               вместо слоников — троллей. Мама тоненько выводит, дочка тоненько за ней. Выпил я и вымыл тару, здесь хозяйка строгая. Мама трогает гитару, дочка душу трогает. Под грибочки, под грибочки, я не пьян и не тверёз… Ох…

Ещё на запахи весны

Ещё на запахи весны                                                             тревогой сладкой отзываюсь, ещё полёт даруют сны, и я летать не отрекаюсь. Ещё любовь моя жива, я  верен вере и надежде, не плёл я лести кружева, и не поддакивал невежде. Ещё я чуждою бедой казнюсь и глубже…

На смерть Высоцкого

Мне этот день не забыть нипочём,                                     помню, набрался по-скотски, где-то услышал, а, может, прочёл: умер Высоцкий. Я на Ордынку. И Нинка зашлась, горло схватив рукою, а после – бутылку, хоть пить зареклась, горе какое… Кони-то, Нинка, видать, понесли, вышел он…

Миниатюры

Светлеет промозглая ночи редь, виднее уже береста, берёзы мослатые в очередь свои занимают места. Март, 2011                     *** Ну как ни поверни, се бес моими говорит устами, и говорит он только о себе, а я – о времени. Местами. Январь,…

Сердца моего там-там…

Сердца моего там-там Мне стучит дурную весть: Всё что было там – там, Всё что будет здесь – здесь. Я бежать, а страх по пятам. На границе взмыленный весь. Век свободы не видать мне там, Век не быть мне молодым…

О славы вересковый мёд!

О славы вересковый мёд!                                                   Не угадать её секрета Тому, кто тотчас не поймёт, Кем нынче истина пригрета. Кто добрым именем её Казнит и милует сегодня… ……………………………………. А шлюхе свежее бельё Шлёт на дом опытная сводня. Июль, 1980

Хам

Поговорим о Хаме                                                            стихами. Он не был хамом – это враки, как то, что греки изобрели сиртаки, арабы – ноль, мы – алкоголь. всё это враки. Ещё блатные не свистели раки, а Хам на зоне, во втором бараке, уже набрасывал вчерне…

Свидание

Ах, наконец! Продрогли вы?                                               Мне рюмку бы… микстурки. Окошек иероглифы По жёлтой штукатурке. Под крышею за ставнями Моё окно… Пойдёмте? Вот лестницу заставили Да круглый год потёмки. Я здесь родился. Долго ли… Стакан не уроните. А я, пожалуй, догола, Как…

Потеха времени

Я помню детства безмятежность, с утра до вечера игра, улыбка папы, мамы нежность, и тайны нашего двора, я  помню юности страданья, любовь, предательство волхвов, непостижимость мирозданья, и шок отвергнутых стихов, я помню молодость грешную, подружки, пьянки, институт, и политграмоту смешную, нам…

Манхеттен

Чайки над Манхеттеном парят…                                        Я, вчерашний лох замоскворецкий, принимаю фирменный парад архитектонических эрекций. Я стою на Бруклинском мосту, ладно, не тушуйся, спирохета, мир ему воздаст за красоту, за Свободу, Бруклин, и Манхеттен. Был строитель фрайер и эстет, (миру подарили фрайера стиль).…

Париж

Вслед за Владим Владимычем                                             Мы тоже чего-нибудь Вы-мы-чим. Летишь, бывало, паришь… А под тобою Париж. На вечных смотринах она, Соперницам вечным — хана, Ночи адреналин, Сены до пят кринолин, Горят её этуали и Белый цветок У талии. От Арки до…

Nostalgic

Отшумели песни нашего полка, И пол-века тоже отшумело. В прошлое с надеждой – радость дурака – Пялюсь исступлённо, очумело. Души, словно струны трогает Булат, А сердца на части рвёт Владимир, Александр в совесть лупит, как в набат… Век они пребудут…

Жорж и Жоржетта, масло, С. Гузенко

  Карловы Вары. Художники уминают свои подорожники, золотым запивают пилзнером под СиДи с Окуджавой и Визбором. Меж полотен гуляют курортники, мини-мини, джинсы и двубортники. Прищуриваясь, прицеливаются, прикуривая, прицениваются. Подходят, уходят, тусуются, глазеют как шаржи рисуются. И я под стишки с…

Человек воздуха, литография, А. Л. Каплан

Грифель дарит жизнь бумаге, Как смычок струне, Как малага вкус Малаге, Штетеле – стране. Штрих к штриху: еврей и воздух, Пыль на небесах. То ли слёзы, то ли звёзды У него в глазах. Лапсердак, косоворотка, Шея на износ, Кудри, кепочка,…

Городок, литография, А. Л. Каплан

Висят на стене литографии из истории – географии Голодовино, Недородовки, Кунева, Белогородовки. Мой папа и тётя Этеле родом из этого штетеле. Вон мальчик сидит на крыше, он чёрным на белом, но рыжий. В руках у мальчика удочка на курицу или…

Паханы

По застенкам стенали стеньки, и царевичи-цесаревичи. Истязали их не гуревичи, не абрамовичи, а романовичи. Царевы псы с шестёрками их терзали руками – тёрками. Шили заговор, бунт и раскол. Колесо им давали и кол. Стала царскою милостью плаха. Чёрный люд умилялся…