Author Archive for Виктор (Бруклайн)

Леонид Каганов. Немного про нефть

Одна из удивительных, но закономерных черт путинской эпохи — полный обвал дипломатии как науки. Россия, наследница СССР, и без того имела зачаточные представления о дипломатии и внешней политике, но с годами растеряла последние крохи ума. Главная в этом заслуга лично…

Михаил Эпштейн: «Поэтическое так относится к стихам, как религиозное – к обряду»

В издательстве «Новое Литературное Обозрение» к 70-летию Михаила Эпштейна в ближайшее время выходит «Homo Scriptor» – сборник статей и материалов под редакцией Марка Липовецкого, задача которого – «разносторонне осмыслить оригинальный метод Эпштейна, его новаторскую терминологию, изыскания в отдельных дисциплинах и общий вклад в современную гуманитарную…

Михаил Бару о прототипе Царь-пушки

Кого ни спроси – каждый ответит, что Мону Лизу Леонардо писал с нее же, но мало кто знает, что пушечный мастер Андрей Чохов отливал свою Царь-пушку со своей жены Пелагеи Афанасьевны Чоховой, в девичестве Васильевой. Пелагея была из старинного сибирского…

Алексей Цветков. Прощай, Эдичка!

Несколько лет назад журнал «Русская жизнь» заказал мне эссе о Лимонове. Сразу после публикации журнал рухнул, гонорар мне не заплатили, так что эссе остается в моей собственности, и я решил опубликовать его здесь вместо торопливого некролога.      Мемуары и о…

Марина Гарбер. Два стихотворения

*** Наде Делаланд   Смерть неизбежна. В первых числах марта судьба зимы висит на волоске. Ссутулившись, как двоечник за партой, я думаю о русском языке, что мы живем на языке пропащем, меж волком и собакой, на черте между сказуемым и…

Александр Габриэль. Не ища себя в природе…

Не ища себя в природе, в состояньи полутранса мы приходим и уходим, цап-царапая пространство; мы, как баги в божьем коде, вырожденцы Средиземья, мы проходим, как проходит беззастенчивое время… Мы заложники рутины, безучастники событий, мы Пьеро и Коломбины, что подвешены на…

Виктор Каган. Посреди осенней хмари пробуждение весны…

Оставьте мне слезу. Вениамин Блаженный Посреди осенней хмари пробуждение весны. Свет заигрывает с тенью, холодит висок рассвет. Растворяются бесследно недоснившиеся сны, на луча дорожке тает невесомый ночи след. Время в нитку завивается, и шуршит веретено. Колокольный звон качается, уплывая в…

Виктор Каган. Свечение тьмы над заброшенным лесом…

Свечение тьмы над заброшенным лесом, грибницы гниения – свечи гробниц. Мерцают неслышно в тумане белесом священные тени былых небылиц. От века до века, от боли до боли, от счастья до счастья, от А и до Я. Кристаллами соли в слепом…

Михаил Бару. Храм литературы где-нибудь в пыльном и неухоженном райцентре…

Храм литературы где-нибудь в пыльном и неухоженном райцентре. Не в виде библиотеки, а в виде храма. Приход маленький, почти нищий. Едва хватает на отопление и на масло для лампад перед книгами и портретами. Чаще всего всего приходят школьники перед сочинениями…

Виктор Каган. Чужой души потёмки…

Чужой души потёмки. Своя рука владыка. В конце пути под камнем начало всех начал. В чумном пиру танцуем от мала до велика и третий колокольчик отправку пробренчал. Вдоль по перрону листья холодный ветер гонит, расходятся, простившись, как после похорон. Тасуют…

Виктор Каган. Как знать, с чего начать?

Как знать, с чего начать? Танцуй от печки. А печка где? Играйте, скрипачи! Средь бела дня в окне мерцанье свечки. В глухой ночи мерцание свечи. В своей стране ты тоже иностранец. Ведёт мотив последняя струна. Старуха-смерть зовёт на белый танец.…

Михаил Бару о вариантах с одинаковым концом

В кафе на Малой Бронной юная, тонкая и гибкая официантка интеллигентной, но неуловимо провинциальной наружности, в руках которой роман Тургенева смотрелся бы куда как лучше, чем салфетка, ловко прибирает стол в перерыве между тыквенным биском с тигровыми креветками и утиной…

Михаил Бару о недавно опубликованной книге Татьяны Хохриной «Дом общей свободы»

Бывают такие книги, в которых можно жить. Такие, которые мой дом – моя крепость. Придешь измученный адом, который называется другие, домой, нальешь себе чаю, откроешь банку с вареньем и уйдешь жить в такую книгу. Только тебя и видели. Еще и…

Коронавирус: почему надо действовать прямо сейчас

Вступление Учитывая всё, что происходит с коронавирусом, может оказаться очень сложно принять решение, что делать прямо сейчас. Стоит ли подождать, пока станет больше информации? Надо ли предпринять что-то уже сегодня? Если да, то что? В этой статье со множеством графиков,…

Виктор Каган. Коряга-карга бездыханна и скорчена…

Коряга-карга бездыханна и скорчена. Скорбит по коряге зажившийся пень. А жизнь продолжается, жизнь не окончена и в плаче поминок мелькает трень-брень. Отечества дым то сиропом, то серою, то лобное место, то скреп кандалы, и держится жизнь то надеждой, то верою,…

Максим Осипов. Люксембург (талантливая повесть в какой-то степени на еврейскую тему)

Максим Осипов — врач, автор шести сборников прозы, лауреат нескольких литературных премий, его рассказы, повести, пьесы и очерки переведены на шестнадцать языков. С 2007 года — постоянный автор «Знамени». Сайт автора в интернете — maxim-osipov.ru.   http://znamlit.ru/publication.php?id=7528

Замечательные мемуары Анны Родионовой «Какие наши годы…»

Анна Сергеевна Родионова — писатель, сценарист, актриса. Снималась в фильмах «До свидания, мальчики», «Друг мой, Колька!», «Дикая собака Динго». Автор сценариев популярных фильмов «Карнавал», «Школьный вальс» и других. Печаталась в журналах «Театр», «Альманах киносценариев», Story. Автор книг «Прорыв» и «Карнавал».…

Алла Боссарт. Посланник (о Борисе Давыдовиче Литваке)

Боречка умер 10 апреля 2014 года. А родился 11 марта 1930-го. И это потрясающая история, эти 84 года. Вернее, 90 лет — строго говоря, он ведь не умер. Я давно написала этот текст. Почти 20 лет назад. А сегодня хочу…

Николай Травкин о национальной гордости великороссов

Попадёт иной соотечественник в Европу и давай языком прищёлкивать, да удивляться: «Ох, как же у них тут чистенько, как уютненько! Ах, почему ж у нас …». А патамушта у нас национальная гордость, что мы самые в мире большие! Они по…

Виктор Каган. День начинается с конца казавшейся навечно ночи…

День начинается с конца казавшейся навечно ночи. Ещё ночная сипотца бормочет, голову мороча. Ещё роса стоит слезой на голубом глазу рассвета и расцветает бирюзой в ладони жёлтой горицвета. Ещё вчера не отошло и в памяти гуляет эхом, ещё топочет тяжело…

Phil Suzemka. Красные фонари эпохи

Я был совсем мелким, когда погиб космонавт Комаров. Маленькая заснеженная (до труб) деревушка на Сахалине. Раз в неделю показывали кино. Не мне: родителям. Мне четыре  года. Ну какое кино в четыре года?!  На «Айболит-66» родители отвели, когда мне было целых…

Михаил Бару о настойке из чернослива и груш и не только

В литровую бутыль с широким горлом кладем две пригоршни кисло-сладкого чернослива, пригоршню сушеных груш, две-три пригоршни сушеного липового цвета, три или четыре высушенных гвоздичных почки, несколько душистых перечных горошин и совсем чуть-чуть ванили, но не ванилина с сахаром из пакетика,…

Иосиф Бродский. Отрывок из поэмы «Колыбельная Трескового мыса»

Опуская веки, я вижу край ткани и локоть в момент изгиба. Местность, где я нахожусь, есть рай, ибо рай — это место бессилья. Ибо это одна из таких планет, где перспективы нет. Тронь своим пальцем конец пера, угол стола: ты…

Татьяна Мирошник. Крымский лекарь

Однажды перебрав немного лишнего, художник Юрий Ипполитович Шпажинский спел частушку: Ах огурчики, ах помидорчики, Сталин Кирова пришил в коридорчике. За такие слова художнику грозило 10 лет лагерей, но главный врач психиатрической больницы Симферополя Наум Исидорович Балабан забрал его на обследование…

Виктор Каган. Оглянусь на прощанье…

То ли будет молебен, а то ли погром… Евгений Витковский Оглянусь на прощанье, грустя о былом, что уже не былое, а сказки и враки, сквозь истории флёр подмигнёт костолом, и башка моя корм для бродячей собаки. Ветры жизни качали на…

Виктор Каган. vivere vitam*

Куда спешить? А я и не спешу. Свободной жизни праздные забавы – стишки пишу и воздухом дышу, и не гонюсь за шумной птицей славы, пока по эту сторону травы, пока хочу, и хорошо, и ладно, и даже иногда не без…

Татьяна Хохрина. 8 марта подступает…

8 марта подступает. Странное ощущение. С одной стороны, трудно найти более идиотский праздник, признающий что раз в году ты в силу половой принадлежности имеешь право на некоторое снисхождение. И что эта специфика, а не твоя улыбка, мозги, остроумие, нежность, глаза,…

Алексей Цветков. мемуары бакенщика

я пишу от чужого лица но лица не помню за окном перебранка порогов и водопада за отпущенный срок река превратилась в пойму никому и в помине столько воды не надо я не знаю ее названья по той причине что однажды…

Подборка эротических стихотворений Риты Бальминой

МЕНАДА Взахлеб, взасос, сползая на колени, Срывая с тела все, чтоб не мешало, Я захотела стать менадой шалой В магическом фаллическом моленье. Взахлеб, взасос изласканный отросток, Продолговатый идол — ты заложник Скольжения во лжи движений сложных И наслаждений обоюдоострых. Взахлеб,…

Юрий Пивоваров, историк, академик РАН. Мне страшно

Новые поправки Путина. Надо признать, что что тактически власть действует весьма умело. Первая порция поправок (15 января 2020 года) взволновала общество, возбудила дискуссию. И направила ее в определенное русло. Но вот резкий разворот – уже те, январские, поправки отходят куда-то…

Александр Кушнер. Придешь домой, шурша плащом…

Придешь домой, шурша плащом, Стирая дождь со щек: Таинственна ли жизнь еще? Таинственна еще. Не надо призраков, теней: Темна и без того. Ах, проза в ней еще странней, Таинственней всего. Мне дорог жизни крупный план, Неровности, озноб И в ней увиденный изъян, Как в сильный микроскоп. Биолог скажет,…

Михаил Бару. Размышлизм о писательском труде

Перед тем, как не спалось, еще и не писалось. От слова ни слова ни полслова. С чего только ни пробовал начинать… Уже и пальцы разминал, и по колесу мышки стучал, и монитор протирал, и очи горе возводил, и обещание побелить…

Владимир Уфлянд. Песня о моем друге

Цветенья дым струится над Отчизною. Отцы и братья трудятся в полях. А я стою. А мне навстречу издали мой друг идет по лесу на бровях. То соловьем поет он, то синицею. В его душе творится благодать. Того гляди возьмут его в милицию, и десять дней его нам не видать. Он одет, как турист зарубежный. (Их немало…

Дмитрий Быков. Теперь, когда…

Теперь, Когда, Entre nous soit dit, Мы в верном укрытьи и всё позади, Ни пуль, ни учений, ни лжи, ни клевет, А только вечерний божественный свет, Клубника, малина, раздача наград, Олива, маслина, шербет, виноград, Одних умилило, другие скорбят, Тин-тин —…

Михаил Юдовский. Я немного устал…

Я немного устал. До свиданья, февраль, саблезубый, как тигр. Мне нисколько не жаль (или всё-таки жаль), что уходит зима, напоследок качнув снегопадом дома. Надоело листать белоснежность страниц, где отсутствие букв и отсутствие птиц навевают тоску и внушают печаль. Я немного…