Author Archive for Виктор (Бруклайн)

Ирина Евса. Непостоянство вещи…

Непостоянство вещи, её разлад с временем, что исправно берет своё. Это льняное платье длиной до пят предполагало жить, но оно — тряпьё. Траченный молью плащ — в нём уездный фат лихо пленял сердца молодых вдовиц — взят огородным пугалом напрокат…

Марина Гарбер. ТЕОРИЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

В коридоре остывает пальто, шарф на вешалке обмяк, облетел и под вечер растворится в ничто по теории невидимых тел. Дети обручи катают, в круги обрамляя лысеющий склон, но врывается ветер с реки и детей обращает в ворон. Там, где в…

Беседа Ивана Толстого с Людмилой Штерн на радио Свобода

Иван Толстой: Прозаик и мемуаристка Людмила Штерн, последние 30 лет живущая в Бостоне, заехала к нам в Прагу повидаться с героями своей последней книги. Мы пригласили ее в студию поговорить о разнообразных мифах, к созданию которых она и сама отчасти…

Марина Гарбер. ТЕОРИЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ

В коридоре остывает пальто, шарф на вешалке обмяк, облетел и под вечер растворится в ничто по теории невидимых тел. Дети обручи катают, в круги обрамляя лысеющий склон, но врывается ветер с реки и детей обращает в ворон. Там, где в…

Александр Габриэль. Преамбула

В утраченном чувстве беспечности, в тоскливой и серой публичности — секрет омертвления вечности, секрет раздвоения личности. И жизнь наша — только преамбула к сюжетам действительно аховым, где мир распластался, как камбала, на трёх черепах черепаховых, а может, на спинке у…

Михаил Юдовский. Что же мы всё вокруг да около…

Что же мы всё вокруг да около… Авраам сказал: «Посмотри, Сарра, по небу проплывает облако, похожее на вымирающего динозавра». Сарра отвечает: «Все когда-нибудь вымрут. Люди умные, но у человечества – мозги тли. Будет Навуходоносор, будет Ирод, Будет этот – как…

Беседа Дмитрия Быкова с Александром Невзоровым// «Собеседник», №39, 11-17 октября 2017 года

Александр Невзоров: У России нет метафизического тела Невзоров был самым ярким петербургским журналистом девяностых, самым ярким защитником империи, самым ярким человеком среди доверенных лиц Путина — и, пожалуй, среди его нынешних критиков. При этом он абсолютно последователен, вот что странно,…

Леопольд Эпштейн в соавторстве с Татьяной Лоскутовой и Эдгаром По. ВОРОН

Изнурён общеньем рьяным я уснул перед экраном, Информационно-пьяным ликом рухнул на Фейсбук. И увидел сон печальный, где нахальный тип Навальный В Кремль въезжает, триумфальный, взяв охрану на испуг. Что за ужас виртуальный! Бред немыслимый, реальный… Где же Путин наш сакральный?…

Марина Гарбер. На этой улице…

На этой улице, на улице, под стенкой в голубой испарине, воркуя, голуби целуются, осевши, как в гнезде, в прогалине. Прохожий, напевая Малера, его божественную пятую, колышет дождевое марево, пугая парочку пернатую. И вслед ему незлобно хмурится, как будто крылья опустившая,…

Марина Гарбер. Проплывёт троллейбус…

Проплывёт троллейбус, мерцая спицами, красной ниткой воздух проденет «скорая», обогнув скамейку с тремя сестрицами, с благодушно бабскими разговорами. Под хрустальный хор многоцветных рюмочек, под «алло, алло» с хрипотцой диспетчера, подсыхает город, как в хлорке вымочен и на арматурных развешан плечиках.…

Борис Рыжий. Не надо ничего…

Не надо ничего, оставьте стол и дом и осенью, того, рябину за окном. Не надо ни хрена — рябину у окна оставьте, ну и на столе стакан вина. Не надо ни хера, помимо сигарет, и чтоб включал с утра Вертинского…

Игорь Иртеньев. Со времён младых пубертатных прыщей…

Со времен младых пубертатных прыщей Я постичь пытался порядок вещей, До вопросов вечных будучи падок, И прочтя три шкафа ученых книг, Я порядок тот наконец постиг – Бардаком именуется тот порядок. В нем, я понял, и есть наш главный устой,…

Марина Гарбер. Мне белое снится… (текст и аудиозапись)

Мне белое снится: стучащие сослепу яблоки — я слышу, как тычутся с той стороны потолка, а выше, над крышей — латунные ласточки Ладоги, которых в природе и не отыскали пока. Возьми себе это, с надкушенной лунною лункой, упавшее с неба,…

Леопольд Эпштейн. Спектакль

В полутьме опускается задник, На холме появляется всадник, В бутафорский смешной палисадник Молодая выходит вдова. Все актёры (они же – герои) На глазах воплощаются в роли: Старый граф умирает в Тироле И служанка заносит дрова. Я, присутствуя в зале при…

Михаил Юдовский. Как сказал Розенкранц Гильденстерну…

Как сказал Розенкранц Гильденстерну: «Хана, брат, хана. Зря мы в это ввязались, наверно – не наша война. Вроде, мирно живем, и над нами не каплет. Благосклонна судьба. Тут – какая-то Дания, король с королевой и Гамлет – любитель ласкать черепа.…

Виктор Каган. Угасают, Господи, Твои светлячки…

– Представ перед Богом, что вы скажете ему? – Береги себя… (Из интервью Ч. Хаматовой)  Угасают, Господи, Твои светлячки, опадают головы неповинные с плеч, а Ты смотришь, Господи, с небес сквозь очки, перед тем как поспать ненадолго лечь. И в…

Михаил Юдовский. Прозрачно и пронзительно…

Прозрачно и пронзительно. Летя над головой сентябрьскою стрелою, носи мое осеннее дитя под золотою лиственной полою. Настало время будущих сирот, издалека любимых до озноба. Приоткрывает лужа влажный рот, показывая небо вместо нёба. Косое солнце спит над алтарем, и смотрятся светло…

Марина Гарбер. Ничего не бойся…

Ничего не бойся, скоро-скоро мы покинем гулкие просторы, родину приемную свою, полетим на карликовый остров, станем очень маленького роста, в детском обоснуемся раю. Там читают сказки про индейцев, известью выбеливают тельце и узор выводят на лице, обручи, браслеты, амулеты, в…

Леонид Мартынов. Проблема перевода

Я вспомнил их, и вот они пришли. Один в лохмотьях был, безбров и черен. Схоластику отверг он, непокорен,за что и осужден был, опозорен и, говорят, не избежал петли. То был Вийон. Второй был пьян и вздорен. Блаженненького под руки вели,…

Виктор Каган. На закраешке Земли…

На закраешке Земли, на семи ветрах печали жили-были как могли и собой обозначали неприкаянность любви, неизбывность притяженья, расщеплённость визави на друг друга отраженья. Билась память в зеркалах, как в сетях волшебной рыбкой, ох мешалось с эх и ах, тьма –…

Леонид Латынин. Страх смерти пережит…

Страх смерти пережит, Боль жизни пережита. Где умер Вечный Жид, Умельцы сеют жито. А рядом вдоль межи Снуют больные птицы Среди колосьев ржи, А может, чечевицы. И мошкара вокруг Им следует усердно. За что ты, милый друг, Ко мне немилосердна.…

Дмитрий Быков. Грин, который учит жить

Когда меня спрашивают о книгах, которые способны спасти от депрессии, я всегда советую Грина — вот где каскад счастья, «Синий каскад Теллури»! Чтобы захотеть жить — необязательно там, в этом описанном у него раю, но просто жить, даже в старательно…

Михаил Юдовский. Когда я был не кем-нибудь, а мной…

Когда я был не кем-нибудь, а мной – земной и до земного неземной, многоугольник, запертый в овале, я серебро и золото ковал, и ангелов по пьяни целовал, и те меня ответно целовали. Мне в сердце заплывали острова, и сенокосным веером…

Марина Гарбер. Бывает, умрешь, а тебя попросят, давай еще…

Бывает, умрешь, а тебя попросят, давай еще, Ну, что тебе стоит, попробуй еще разок. Спинка стула давно заменяет твое плечо, Из конца коридора смотрит дверной глазок. В тоннеле темно, как на задворках моих европ, Цементная лестница отчаянно катится в ад,…

«Забывать» прочитанное нормально

«Может, если водить пальцем, я запомню больше…» Автор: Чарльз Чу (Charles Chu) Я много пишу о чтении, и один из самых распространенных вопросов, которые я слышу – какой смысл читать, если все равно в конце концов все это забываешь? Пол…

Владимир Гандельсман. Чем пахнет остывающий утюг…

Чем пахнет остывающий утюг, и комнаты молочное сморканье, и женственная плавность этих рук, как не ребенком спящим, как не тканью, где затаился шелковый испуг. Средь бела дня есть пауза, она от тяжести любви почти свободна, в ней женщина не мать…

Дмитрий Быков. Квадрат среди глинистой пустыни…

Квадрат среди глинистой пустыни В коросте чешуек обожженных, Направо барак для осужденных, Налево барак для прокаженных. Там лето раскаленнее печи, На смену  — оскал зимы бесснежной, А все, что там осталось от речи,  — Проклятия друг другу и Богу. Нет…

Леопольд Эпштейн. Мертвец в могиле путает века…

Мертвец в могиле путает века, Солдат не помнит, где его убили, Мудрец не отличает «и» от «или», А утонувший в Рейне или в Ниле, Что за река, забыл наверняка. Зато у мёртвых в памяти крепка Очищенная от вседневной пыли Суть…

Борис Херсонский. Все не как у всех, все не так, как у всех людей…

все не как у всех, все не так, как у всех людей. новый год в конце сентября празднует иудей. ломтик яблока, блюдце с медом, ритуальный бокал. будет сладко, потом — несладко. нашел не то, что искал. бородатое гетто в черном,…

Марина Гарбер. Мы опять уходим в подвалы и катакомбы…

Мы опять уходим в подвалы и катакомбы, В ожиданье подвоха, Мессии, последней бомбы, Залезаем, дрожа, друг под друга, под одеяла, Простираем руки, как веточки краснотала. Наш беззвучный язык – лоскуты остролистной ивы, И пупырышки эти – ожоги степной крапивы, Ты…

Как советская пресса в 1939 году описывала и поддерживала вторжение Германии и СССР в Польшу

В продолжение поста о совместном советско-нацистcком параде в оккупированном ими Бресте 22/09/1939 и описания этой оккупации в советской прессе еще большая подборка вырезок из советской прессы, в том числе и выступление союзника СССР Гитлера в Бундестаге 1 сентября 1939 года, опубликованное газетой «Красная…

Дмитрий Волчек. Голоса палачей

80 лет назад, летом 1937 года, тысячи сотрудников НКВД, возглавляемого Николаем Ежовым, получили директиву начать кампанию по выявлению, аресту и уничтожению «контрреволюционных элементов». 16 июля состоялось совещание Ежова с начальниками областных управлений НКВД для обсуждения предстоящей операции. Участник совещания, начальник…

Дмитрий Быков. ХИХИ

В России заговорили о зарождении православного фашизма, и хочется как-то утешить всех этих людей. Никакой ИГИЛ (запрещенный в России), никакое «Христианское государство» под девизом «Помни о смерти» (разрешенное в России), никакие масштабные тоталитарные секты и религиозные фанатики-самоубийцы в России невозможны.…

Игорь Губерман. О ЕВРЕЯХ И ДРУГИХ АНОМАЛИЯХ

Честно сказать, мне связываться с этой темой вовсе не хотелось. Все, что я думаю о нас, я изложил (и продолжаю, слава Б-гу) в своих стишках. К тому же мы обидчиво чутки к любой попытке нас затронуть даже словом – это…